Культурное наследие Архангельского края

Тряпичная кукла

В быту русской деревни еще в первые десятилетия ХХ тряпичная кукла была наиболее распространенной игрушкой. Даже в самых бедных крестьянских семьях такие куклы имелись обязательно.

Кукла, мастер И. Т. Кольцова
В куклы играли все дети примерно до 7-8 лет, пока не имели различий в костюме. Но лишь мальчик облачался в порты, а девочка в юбку, их игры и игровые роли начинали строго различаться. С этого времени и до самого замужества игровые интересы девочки сужались вокруг куклы и все теснее переплетались с традиционным рукоделием.

Еще долго в семьях сохранялись старые приметы, связанные с игрой в куклы. Если дети: усердно мастерили "лялек" и подолгу возились с ними, то предсказывалось скорое появление в семье новорожденного, а небрежное обращение с куклами предвещало болезнь близких. В Святки старались прекратить кукольные игры. Это пограничное время, связанное с зимним солнцестоянием, считалось опасным. Куклы убирали и прятали - подальше от всякой нечисти с "того света". Этими ритуальными действиями защищали дом и потомство. Отношение детей к кукле до сих пор интерпретируется как знак судьбы: "не играет в куклы - детей не будет, плохая мать будет".

К кукле относились бережно. Игрушки никогда не оставляли на улице, не разбрасывали по избе, где попало.
Кукла, мастер И. Т. Кольцова
Их хранили в специально отведенных корзинах, коробах, ящиках или даже в ларчиках "с запиркой и с чеканкой". Куклы часто сохраняли до замужества, а потом передавали по наследству своим детям.

Пока дети были малы, кукол шили матери, бабушки, старшие сестры. При всей невероятной занятости они находили для этого время. Ребенка специально обучали традиционным приемам изготовления тряпичной куклы, и лет с пяти такую потешу могла сделать любая девочка.

Матерчатые куклы - простейшее изображение женской фигуры: кусок тканины, свернутый "в скалку", тщательно обтянутое белой льняной тряпичное лицо, груди из ровных, туго набитых шариков, кудельная либо волосяная коса и наряд из пестрых лоскутков ткани.

Чаще всего кукольные костюмы шили из лоскутков покупных тканей - ситца и сатина, кумача и коленкора. Они, в отличие от домотканых, вплоть до начала ХХ века оставались для деревни дорогим и предназначались для праздничной одежды. Оставшиеся обрезки хранили в мешочках, берегли на игрушки. А когда мастерили куклы, лоскутки тщательно подбирали. Особо ценились красные тряпочки, они шли на самые красивые куклы. Красный цвет издавна служил оберегом, символом жизни и производительной силы природы. Тряпичные куклы, сшитые из нового лоскута, специально делали в подарок к крестинам, к дню ангела, к празднику, выказывая родственную любовь и заботу.

В семье же, для своих детей, куклы "вертели" обычно из старого тряпья. И даже не по бедности, а по ритуалу кровной близости. Считалось, будто ношеная материя хранила родовую силу и, воплотившись в кукле, передавала ее ребенку, становясь оберегом. Примечательно, что лоскутки для кукол всегда рвали руками по прямой нитке, а не отрезали ножницами.
Кукла, мастер И. Т. Кольцова
Считалось, что такая игрушка пророчила ее маленькой хозяйке целостность без изъянов и повреждений. Часто кукольная одежда передавала особенности местных костюмов.

Русская тряпичная кукла включает в себя несколько архетипов, сформированных традицией. Столбушка (столбец, полено, чурка), крестушка или крестец, кукла на палочке, узловая (узелковая) кукла, пеленашка, закрутка (скрутка, скатка, скалка), набивная кукла мешочек - все они бытовали одновременно в ХIX - первой половине XX века в деревне и малых провинциальных городах. Каждый тип в свою очередь рассыпан на множество локальных вариантов, характерных для той или иной местности. На Русском Севере дольше сохранялся архаичный тип куклы на палочке. Архангельская столбушка - кукла скромных размеров и благородной красоты. (в книге "Котова, И. Н. Русские обряды и традиции : народная кукла" показано как ее смастерить)

Обращает на себя внимание безликость традиционной матерчатой куклы Лицо ее, как правило, не обозначалось, оставаясь белым.
Кукла, мастер И. Т. Кольцова
Кукла без лица считалась предметом неодушевленным, недоступным для вселения в него злых сил и значит, безвредным для ребенка. Она должна была принести ему благополучие, радость, здоровье. В безликости и отразилась прежде всего обережная функция куклы. Со временем белое лицо, утратив свой древний смысл, стало неотъемлемым признаком кукольной красоты. А еще позднее, под влиянием городской игрушки, мастерицы легко заполняли безликую холщовую тряпицу на головах-шариках матерчатых кукол разными изображениями лица. Все куклы-самоделки получались разными и одновременно похожими друг на друга. Они повторяли местный тип игрушки, отвечали общему вкусу, но двух абсолютно одинаковых среди них найти было не возможно. Каждая игрушка - своеобразная интерпретация традиционной куклы, а часто новый ее вариант.

Традиционная тряпичная кукла не устаревает. В сегодняшней России она переживает подлинное возрождение. Рукотворная лоскутная фигурка выполняет теперь новую коммуникативную функцию. Она стала живым средством общения и приобщения к народному культурному опыту.


В оформлении страницы использованы фотографии кукол, выполненных мастером Ириной Кольцовой

Источник:

  • Дайн, Г. Л. Русская народная игрушка / Г. Л. Дайн. - М. : Лег. и пищ. пром-сть, 1981. - 191 с. : ил.
  • Дайн, Г. Л. Русская тряпичная кукла : культура, традиции, технология / Галина и Мария Дайн. - Москва : Культура и традиции, 2007. - 119, [1] с. : ил.




«Только в святынях культуры — источник животворных сил возрождения единого самосознания народа».
Д. С. Лихачев


ПРИГЛАШАЕМ К СОТРУДНИЧЕСТВУ:

предлагаем разместить
на портале статьи и публикации
о культурном наследии
нашего края.

Логин:
Пароль: