Культурное наследие Архангельского края

Пермогорская роспись

Пермогорье - это группа деревень Красноборского района Архангельской области, более или менее близких к Северной Двине. Центром пермогорской росписи является куст деревень под названием Мокрая Едома.

Прялка пермогорской росписи
Лопасти деревянных прялок здесь более узкие, чем в других местах производства на Северной Двине, переход от лопасти к ножке выполнен либо в виде нескольких пар кругов, идущих вниз сужающимися уступами, либо с одним кругом. Вверху - четыре, пять, а то и больше круглых "главок". Роспись лопасти по белому фону делится чаще всего на две части. На верхней - большей - птица Сирин в круге, на нижней - меньшей - выезд на коне, запряженном в сани, одни конь или конь с жеребенком. Обычно кони черные, без деталей, изображенные скорее наивно, чем торжественно-стилизованно, как в Нижней Тойме и Борке. Характерным декоративно-орнаментальным элементом пермогорской росписи являются красные травные завитки. В. Василенко предположил, что этот узор перешел с декоративного убранства древнерусской сольвычегодской финифти. Кроме того, в пермогорской росписи присутствуют и традиции  старинной великоустюжской росписи бытовых предметов. Народный мастер-художник, сочетая завитки с красными, черными и белыми зубчиками (графическими остатками геометрической резьбы), смело заполняет плоскость, свободную от сюжетных тем.

Мотивы пермогорской росписи
Сюжеты с изображением Сирина и катанья на конях преобладают в пермогорской росписи, но встречается и много других тем. Очевидно, у мастеров в этом отношении существовала полная свобода, и они использовали бытовые темы, легко связывая их с событиями личной жизни. Так Ю. А. Арбат рассказывает о прялке, на которой изображена сцена чаепития, но не парочки, а двух молодых и отца (человек с бородкой). В этом случае ясно чувствуется заказ (по мнению исследователя). В набирухе (лукошке) из деревни Жигаловой (Погореловой) Алексеевского сельсовета художник, рядом с птицей Сирин и с декоративно в том же стиле нарисованным петухом, изобразил сцены (сюжеты) в лесу: рубку деревьев, сдирание берёсты, подсечку и получение березового сока.

На отличного качества предметах в Загорском музее-заповеднике можно видеть сцены вечёрок, застолья, прядения, тканья, на старых прялках - архитектурные пейзажи, единорогов, львов, а также солдат, парусные суда и первые, появившиеся в России пароходы. Прялки с подобного же рода сюжетами в большом количестве находятся и в Историческом музее в Москве.

Сундук пермогорской росписи
Одно из основных семейств пермогорских живописцев - братья Хрипуновы, жившие в деревне Черепаново. При общности их стиля заметны индивидуальные особенности: более холодный колорит работ Дмитрия Андреевича, преобладание красного цвета в росписях у Петра Андреевича и насыщенность цветом в работах младшего из братьев - Василия Андреевича. О. Круглова делает доказательный вывод: "Это наводит на мысль, что он (Василий) учился не только у своего отца Андрея Игнатьевича Хрипунова, но усвоил манеру одного из ведущих мастеров промысла - Егора Максимовича Ярыгина". Стиль Е. М. Ярыгина отличается уверенной и детальной проработкой типичных пермогорских узоров и традиционных сюжетов. Но во многих отношениях первенство следует отдать лучшему представителю другой семьи пермогорских народных художников Александру Лукьяновичу Мишарину (1856-1932). В манере этого мастера, жившего в деревне Помазкино, привлекает свобода и непринужденность рисунка, порой наивного по контуру, но всегда непосредственного. Работы А. Л. Мишарина композиционно зрелы, художник не затрудняется в подыскании того или иного элемента. Занимался росписью и брат Александра Мишарина Василий (1851-1919). Оба они учились у отца.

В Пермогорье рассказывали о местном живописце Василии Юркине, украшавшем опечья и двери в избах. О. Круглова сообщает об И. Юркине, расписавшем внутренность дома в деревне Дябрино, Красноборского района, и о мастерах Михаиле, Василии и Александре Хвостовых, Якове Ярыгине.

Источники:

  • Арбат, Ю. А. Пермогорская роспись // Арбат, Ю. А. Русская народная роспись по дереву / Ю. А. Арбат. - М., 1970. - С. 59-64 : ил.




"Памятники культуры не могут просто храниться — вне людских знаний о них, людской о них заботы, людского "делания" рядом с ними."
Лихачёв Д. С.


ПРИГЛАШАЕМ К СОТРУДНИЧЕСТВУ:

предлагаем разместить
на портале статьи и публикации
о культурном наследии
нашего края.

Логин:
Пароль: